Посмеяться и поплакать: как прошла премьера спектакля «Пастух Махаз» в РУСДРАМе


Посмеяться и поплакать: как прошла премьера спектакля «Пастух Махаз» в РУСДРАМе
Премьерный показ спектакля «Пастух  Махаз» прошел в Государственном русском театре драмы им. Ф. Искандера в пятницу, 24 мая.

То, что спектакль получится и станет хитом, было ясно еще осенью прошлого года, когда Олеся Невмержицкая показала зрителям его эскиз в рамках режиссерской лаборатории «Сандро». Интерес к постановке, мягко подогреваемый в информационном поле, зашкаливал. Была и определенная интрига. В 90-х годах в Абхазском театре режиссер Валерий Кове уже ставил «Махаза», и его спектакль совершенно заслуженно был очень популярен и, что называется, гремел.  

Условия задачи

Перед премьерой у меня было несколько основных вопросов:

  • Как режиссер из России подойдет к непростому для сцены материалу Искандера?
  • Насколько условным или конкретным будет время, то есть исторический период самого действия?
  • Каким образом будет достигнут баланс между комедийностью и трагичностью?
  • С помощью каких средств зрители почувствуют глубину переживаний главного героя и смогут ли оправдать или хотя бы понять действия Махаза?
  • Спектакль начался, и я понял, что не смогу хладнокровно сидеть и ставить галочки. Обычно я коротко записываю свои ощущения, чтобы позже более подробно написать об увиденном, но у меня ничего не получилось. Я не мог оторваться от происходящего на сцене и превратился в обычного зрителя. Вы знаете, это было прекрасно. Только чистое искусство и полное в нем растворение. Попробую поделиться самыми яркими эмоциями. Возможно, это будет несколько сумбурно, но я не виноват, это спектакль такой.

    Контраст во всем

    Первое, что поразило – контраст практически во всем. Когда после беседы Сократа со своими древнегреческими коллегами вдруг словно из ниоткуда появляется настоящий советский милиционер в исполнении заслуженного артиста Абхазии Кирилла Шишкина, - это обезоруживающе сильно, и ты сразу понимаешь, что находишься в прекрасном мире Искандера, в котором возможно и не такое.

    С юмором и трогательно обыграна атмосфера тотального женского мира, окружающего Махаза. Каждая клеточка этого пространства пропитана чисто девичьими атрибутами: весело подчёркнута явно увеличенная для этого эффекта грудь у актрис - дочерей, эти всякие косыночки, гольфики, косички, суетливость в движениях.

    Актерские работы

    Мама, наша колоритнейшая Симона Спафопуло, своей чарующей, с избытком изливающейся женственностью, расцвечивает сюжет неподражаемой пластикой, мимикой, голосом и акцентами. Абхазский зритель в доли секунды узнаёт в этом своё, родное, демонстративно  ироничное бытие кавказской женщины. Столько замечательных находок работает на этот эффект - многоголосое кудахтанье бесконечных дочерей Махаза, «диалог» матери с цепью, умение ответить на еще не заданный вопрос.

    Игра Джамбула Жордания, который исполнил роль Шалико, очень органична. Беспринципность его персонажа показана так точно, что понимаешь, таких «героев» в реальной жизни много, они буквально среди нас и выглядят также. Шалико – это не чудовище с рогами или маньяк с удавкой, которого надо обходить за километр. Нет, он обычный, в чем-то даже усредненный продукт времени.

    Весьма интересен режиссерский ход, в котором Махаз и Шалико рассказывают милиционеру о том, что между ними произошло. У героя в этот момент появился шанс честно во всем признаться, и он им воспользовался. В сцене с носилками, как ни странно, Шалико воспринимается больше живым, чем мертвым. Это еще одна черта творчества Искандера – способность бороться с грехом, а не с грешником.

    Переходим к десерту

    Талант, с которым Милана Ломия сыграла роль Маяны, позволил актрисе прожить за полтора часа практически все, что только возможно. Яркие комедийные сцены непосредственности, наивности и чистоты; моменты взросления и стыда; смирения и любви. Одна из сложностей ее роли - быть в постоянном движении, как в психологическом, так и физическом плане.

    Хикур в исполнении Лоиды Тыркба – это не просто одна из дочерей, а именно Хикур со своей судьбой. Она наивно верит, что уж с ней точно ничего не случится. Лоиде особенно удались сцены, в которых она как бы уговаривает себя держаться подальше от Шалико, но природа берет вверх. Контраст между страхом, чувством обиды и желаниями, которые Хикур в силу возраста еще не способна объяснить, это сам по себе отдельный спектакль с интенсивным и, что важно, честным развитием.

    Неожиданной получилась работа Ирины Делба в роли Анны. Тончайший флер акварельной эротики в сочетании с глубокой порядочностью и верностью, полунамеки и легкое кокетство создали образ, которому веришь. Понятно, почему Махаз, ничего не требуя взамен, уверен, что нахождение рядом с Анной – самые счастливые годы в его жизни.

    Прекрасно вписалась в актерский ансамбль Лана Гергия в роли жены Шалико. Этот образ легкомысленно, с какой-то детской хитростью   расширил для зрителей узкий, зацикленный только на материальном, мир супруга.

    «Ах ты дурачок»

    На недавней пресс-конференции, посвященной премьере, Ираклий Хинтба отметил, что в Саиде Лазба есть загадка не только как в актере, но и в обычной жизни. По его мнению, это удачно гармонирует с внутренним миром самого Махаза и объясняет, порой без слов, психологию главного героя. Естественно, я ожидал, что загадка Саида в спектакле будет разгадана, но все прошло наоборот - недосказанность стала еще больше и глубже. Я нашел этому феномену объяснение, по крайней мере, для себя.  

    Есть актеры, которые делятся своими эмоциями со зрителями напрямую. У Саида все по-другому. Это он приглашает нас в свой мир, но двигаться надо предельно деликатно, потому что его совесть всегда на максимальном режиме и чутко реагирует на малейшие вызовы несправедливости и фальши.

    Махаз в исполнении Саида – это почти исчезнувший типаж, таких людей очень мало во все времена. Верность слову и делу, любовь к семье для него не пустой звук. Главное в нем - честность прежде всего перед самим собой. Он не представляет, что можно жить по-другому.

    Образ Махаза получился мощным. Даже в факте убийства Шалико чувствуются порядочность, соблюдение традиций и трогательность, особенно в сцене, где он пытается рассказать милиционеру о том, что совершил. Герою удалось не только механически сдержать свое слово, но и объяснить причину поступка. В результате убийство воспринимается не с точки зрения уголовного кодекса или морали, а как акт глубокого духовного очищения и возрождения.

    Режиссура

    Олеся Невмержитская тонко подошла к тексту Искандера, создав в спектакле атмосферу, которая объединяет людей, силы и принципы. Ей удалось достичь в постановке оптимальный баланс между наиболее сильными эмоциями, ради которых зрители приходят в театр.

    Все режиссерские находки, танцы, подбор музыки, мизансцены, динамика актерской игры, паузы и переходы не воспринимаются в качестве отдельных ингредиентов, из которых можно приготовить театральное блюдо. Спектакль получился цельным, но наслаждаться можно каждой его частью, в том числе и вне контекста. 

    P.S.

    У Фазиля Искандера в каждое произведение заложен определенный посыл, но каждый его воспринимает по-своему. Мне захотелось обратиться к нашей замечательной молодежи со следующими словами.

    Не торопитесь взрослеть, не слушайте модных ныне ораторов о свободе во всём - это всегда иллюзия и обман. Помните, что ваши отцы и братья всегда на страже вашей чистоты. Это ценность на все времена, это драгоценность, нерушимый фундамент для счастливой семьи и народа. Мудрый Фазиль говорит нам об этом…

     

     

     

     

     

     

     

    Источник:
    20:03
    69
    Нет комментариев. Ваш будет первым!
    Пользуясь сайтом apsny-line.ru, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.