ГУНДА КВИЦИНИЯ: МЫ ХОТИМ СОЗДАВАТЬ ПРОДУКЦИЮ, ЧТОБЫ У ЛЮДЕЙ БЫЛИ ИНСТРУМЕНТЫ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКА

ГУНДА КВИЦИНИЯ: МЫ ХОТИМ СОЗДАВАТЬ ПРОДУКЦИЮ, ЧТОБЫ У ЛЮДЕЙ БЫЛИ ИНСТРУМЕНТЫ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКА
? Специалисты по языковой политике министерства просвещения рассказали о проблемах развития абхазского языка,  о сложностях, с которыми  они столкнулись,  и о том, как они в дальнейшем видят свою работу.

Поэтесса Гунда Квициния в свое время возглавляла Фонд развития абхазского языка, который в 2017 году был реорганизован в комитет по языковой политике. С тех пор, отмечает Квициния, количество реализуемых проектов значительно сократилось, а после включения комитета в состав Министерства просвещения и языковой политики в 2020 году ни один из проектов вообще не был осуществлен.

«Когда мы были фондом, мы осуществили много успешных проектов. Вели издательскую деятельность, публиковали книги и вспомогательные материалы для обучения детей, у нас работала студия дубляжа, где Вячеслав Аблотия выпускал дублированные на абхазский язык художественные и мультипликационные фильмы. У нас была проектная система, мы привлекали специалистов-языковедов, методистов, писателей, художников», – поделилась деталями работы Фонда Квициния. При этом она подчеркнула, что даже при небольшом для такого емкого направления  бюджете в 8 млн рублей в Фонде старались осуществлять востребованные проекты.

«С 2017 года практически все остановилось. Комитет вел какую-то работу, но в значительно меньшем объеме, а после того, как мы вошли в состав министерства просвещения не был реализован ни один проект. Целая структура включена в министерство, но не  разработано даже положение, нет человека, который курирует это направление. Мы хотим создавать продукцию, чтоб у людей были инструменты для изучения языка», – сказала Квициния.

Специалисты, тем не менее, не останавливают свою деятельность и продолжают работать над новыми проектами.

«Мы по-прежнему пишем проекты, но складываем их в стол, поскольку для их реализации необходимо финансирование. Мы понимаем, что с финансами в стране тяжело, но мы не останавливаем работу и каждый день трудимся  над нашими проектами, не опускаем руки и надеемся, что когда-нибудь мы сможем их реализовать. Мы хотим передавать свой опыт и приносить пользу, но наш труд остается невостребованным», – посетовала специалист по языковой политике министерства просвещения, поэтесса  Гунда Сакания. При этом, как и ее коллеги, Сакания убеждена, что в такое тяжелое время заниматься вопросами языка необходимо и нужно находить новые формы для обучения детей, ведь многие просто не имеют возможности за пределами школы изучать абхазский язык.

«Время идет, мы понимаем, что сегодня из-за пандемии тяжелая ситуация во всем мире, но, тем не менее, вопросы языка у нас стоят остро и их необходимо решать сейчас. Сегодня наши дети лишены возможности учить родной язык, информацию в интернете они получают только на русском языке, если в школах они хоть какие-то знания могли получать, общаясь с другими детьми и учителями, то сейчас они лишены и этого. Рамки использования языка сузились за этот год. И так уровень использования государственного языка был не высок, а теперь все становится еще хуже. Мы должны были предпринимать меры, использовать наши ресурсы, но такой работы не случилось. Мы, как структура, вошли в Минпрос,  но продуктивная работа у нас не сложилась», – считает Гунда Сакания.

Говоря о том, какой выход они видят из ситуации, специалисты единогласно сходятся во мнении, что необходимо вернуть отдельную структуру, которая будет заниматься исключительно проблемой развития языка.

«Включить нас в состав министерства просвещения было неверным решением. Минпросвещения не может потянуть этот груз. В области языка очень много работы, а у них непочатый край работы в сфере образования. Каким образом можно совместить эту работу, если они  не могут справиться с вопросами образования? У нас сейчас остановлена работа над детской и методической литературой,  фильмами, нет бесплатных языковых курсов. Нельзя оставлять эту деятельность, но и реализовать эти проекты при министерстве не получается, оно  не потянет  нас финансово», – высказала свою позицию специалист по языковой политике Диана Шамба.

Одним из направлений фонда развития языка была разработка и внедрение курсов по  изучению абхазского языка. Такие курсы были практически в каждом районе, но сегодня человеку, который хочет выучить абхазский язык, обратиться практически некуда.

«Мы считаем, что курсы должны быть бесплатными, и их должно быть много. Когда был фонд, в каждом районе было по 1-2 курса, насколько хватало наших финансовых возможностей. Вообще, создание курсов — это отдельное направление. Необходимо создавать программу, готовить творческие группы для обучения людей с разным уровнем владения языком. Мы готовили и педагогов, которые обучают абхазскому как второму языку, ведь в таком случае методика совсем другая.  Мы создавали вспомогательную литературу для детей и литературу для взрослых, обучающихся языку. Эти функции очень значимые, поскольку созданием программ для курсов по изучению языка занимались только мы»,  — сказала Диана Шамба.

При этом она добавила, чт, несмотря на то, что уверена в малой эффективности их работы в составе министерства просвещения, но если нет другой возможности, то, как минимум, они должны получить больше свободы и полномочий.

«Мы не против того, чтобы быть под контролем другой организации. Будучи Фондом, мы отчитывались в Кабинете министров, Парламенте и перед комиссией по языку, но при этом были свободны и принимали сами решения по проектам. Мы специально выбирали те направления, которыми кроме нас никто не занимался. И, когда уже наша деятельность стала востребованной,  мы получали обратную связь, люди активно пользовались нашей продукцией, вся работа была прервана. К нам до сих пор обращаются люди и просят нашу литературу»,  — поделилась подробностями работы ныне расформированного фонда Диана Шамба. В этой связи она напомнила,  что  государством была разработана программа по развитию языка, но она так и осталась нереализованной.

«А как ее реализовывать, если разрушена такая структура? Надо обращать больше внимания на вопросы развития абхазского языка. Последние годы это выпало вообще из поля зрения, поэтому надо возвращаться к решению этого вопроса. Без этого мы не продвинемся», – убеждена Диана Шамба

С мнением коллеги согласна и Гунда Квициния: «Мы обращались в Кабинет министров и предлагали вывести нас в отдельную структуру, не важно, как она будет называться  - фонд или комитет. Главное, чтобы эта структура работала, и мы могли созидать. Но даже если мы останемся в структуре министерства, мы должны иметь какую-то свободу и самостоятельность в работе, а сейчас мы просто исполнители, но и как исполнителям нам не определяют  направление деятельности.  Будучи фондом, мы сотрудничали с Минобразования, ведь специфика нашей работы связана со школами и детскими садами, но с такой ситуацией как сегодня никогда не сталкивались. Мы находили понимание важности нашей работы. Языковая проблема в нашей стране стоит очень остро и ее надо решать комплексно,  но и та работа, которую мы проводили, постепенно сходит на нет. Мы потеряли много времени».

 

 

 

Источник:
-
15:18
58
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!