АБХАЗСКАЯ СТОРОНА НЕ СЧИТАЕТ ВОЗМОЖНЫМ НА ДАННОМ ЭТАПЕ ВЫХОДИТЬ ИЗ ФОРМАТА ЖЕНЕВСКИХ ДИСКУССИЙ

АБХАЗСКАЯ СТОРОНА НЕ СЧИТАЕТ ВОЗМОЖНЫМ НА ДАННОМ ЭТАПЕ ВЫХОДИТЬ ИЗ ФОРМАТА
ЖЕНЕВСКИХ ДИСКУССИЙ
МИД Абхазии выступил с кооментарием в связи с Обращением РОО «Аруаа», касающимся утвержденной 4 декабря с.г. Президентом Асланом Бжания «Концепции внешней политики Республики Абхазия».  В обращении «Аруаа» выдвигается ряд претензий по процедуре принятия Концепции и по ее содержанию, в частности, по пункту 2.3.

В этой связи Министерство иностранных дел считает  необходимым обратить внимание на следующее.
Прежде всего следует отметить, что проект Концепции внешней политики проходил соответствующее согласование в органах исполнительной власти Республики Абхазия. Затем проект был направлен для ознакомления и обсуждения в комитет по международным, межпарламентским связям и связям с соотечественниками Народного Собрания–Парламента Республики Абхазия. Лишь после проведения всех необходимых процедур Президент своим указом утвердил Концепцию внешней политики Республики Абхазия. Поэтому утверждение о том, что проект Концепции принят «в тиши кабинета» и не согласован с Парламентом, не соответствует действительности.

Касаясь содержания Концепции, «Аруаа» предлагает исключить второй абзац пункта 2.3., в котором сказано буквально следующее: «Республика Абхазия допускает возможность создания условий для формирования дополнительного формата многоуровневых переговоров между Грузией и Республикой Абхазия, в рамках которого появится возможность обсуждать с грузинской стороной вопросы, представляющие взаимный интерес, решение которых в рамках Международных Женевских дискуссий не представляется возможным». По мнению «Аруаа», реализация этого пункта может отодвинуть на второй план Женевские дискуссии и понизить статус переговорного процесса. Кроме того, утверждается, что Абхазия «может лишиться международных посредников и высокого статуса переговорного процесса, как это происходит в Женеве, если выходим на прямые переговоры с Грузией».

Очевидно, что подобная интерпретация второго абзаца пункта 2.3. Концепции носит достаточно произвольный характер. Дополнительный формат многоуровневых переговоров, создание которого допускается в Концепции, никак не может исключить или подменить существующий формат Женевских международных дискуссий, в рамках которого сегодня официально представлена Республика Абхазия. Соответственно, даже в случае возможного согласованного решения о создании подобного дополнительного формата, не может произойти автоматического понижения статуса нынешнего переговорного процесса. Далее, в Концепции нигде не сказано о необходимости выхода на «прямые переговоры» между Абхазией и Грузией без участия Российской Федерации и других международных посредников. Ни Президент, ни Министерство иностранных дел не ставят своей задачей участие в прямых переговорах с Грузией. Этим и объясняется отсутствие в Концепции каких-либо упоминаний о возможности подобного рода переговоров с Тбилиси.

Более того, касаясь вопросов урегулирования грузино-абхазского конфликта, в Концепции отмечается, что «Республика Абхазия заинтересована в налаживании равноправных, добрососедских отношений с Грузией. Взаимоотношения между Республикой Абхазия и Грузией можно восстановить лишь на основе взаимного признания и уважения суверенитета и невмешательства во внутренние дела друг друга». В этой связи становится очевидным, что ни о каких односторонних уступках со стороны Абхазии не может быть и речи. 

Абхазская сторона не считает возможным и целесообразным на данном этапе выходить из формата Женевских дискуссий или в одностороннем порядке пересматривать данный переговорный механизм. Напротив, МИД Республики Абхазия неоднократно отмечал важность Женевских международных дискуссий, в рамках которых представители нашей республики имеют возможность озвучивать официальную позицию Абхазии в присутствии представителей ведущих международных акторов – России, США, ООН, ЕС и ОБСЕ. Именно в рамках Женевских дискуссий Республика Абхазия отстаивает такой важный с точки зрения обеспечения национальной безопасности вопрос, как необходимость подписания с Грузией документа о неприменении силы. Исходя из этих соображений, в первом абзаце пункта 2.3 Концепции особо подчеркивается значимость участия Абхазии в Женевских переговорах.

Необходимо также отметить, что в рамках механизма реализации скоординированной внешней политики Республика Абхазия и Российская Федерация проводят регулярные консультации по широкому кругу вопросов международной и региональной повестки дня, в том числе по различным аспектам работы Женевских международных дискуссий.

Считаем, что отвечающее национальным интересам квалифицированное обсуждение вопросов внешней политики государства может быть эффективным и целесообразным как в рамках существующих государственных институтов, так и на различных экспертных площадках, в том числе с участием заинтересованных общественно-политических движений и партий. 

Министерство иностранных дел Республики Абхазия как координирующий орган по выработке и реализации внешней политики руководствуется в своей деятельности национальными интересами Республики Абхазия, прилагает необходимые усилия для полноценной реализации основных целей внешней политики и созданию прочных гарантий безопасности и суверенитета Абхазии.

Источник:
-
19:18
67
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!