ЮРИСТ САИД ГЕЗЕРДАВА: ДЕПУТАТЫ ПРОИЗВОЛЬНО ФОРМУЛИРУЮТ КРУГ ЛИЦ, ПОДЛЕЖАЩИХ ПОМИЛОВАНИЮ

ЮРИСТ САИД ГЕЗЕРДАВА: ДЕПУТАТЫ ПРОИЗВОЛЬНО ФОРМУЛИРУЮТ КРУГ ЛИЦ, ПОДЛЕЖАЩИХ ПОМИЛОВАНИЮ
. 24 сентября  19 голосами за депутаты парламента приняли  постановления «Об объявлении амнистии в ознаменование 27-ой годовщины Дня Победы и независимости Республики Абхазия — 30 сентября 2020 года» и «О порядке применения постановления Парламента „Об объявлении амнистии в ознаменование 27-ой годовщины Дня Победы и Независимости Республики Абхазия — 30 сентября 2020 года“.

Это решение народных избранников вызвало неоднозначную реакцию в обществе. Свое мнение по поводу  возможных рисков при  применении амнистии высказало министерство внутренних дел  https://mvdra.org/publications/11254/ Возражения были у генпрокурора Адгура Агрба и представителя Президента в Парламенте Саиды Бутба.

Своими соображениями по поводу  решения об амнистии поделился и юрист Саид Гезердава:

«Текст Постановления довольно непрост для восприятия неспециалистами, в нем очень много ссылок на конкретные статьи Уголовного кодекса РА и предусмотрено несколько форм амнистии и особенностей ее применения. По сравнению со всеми предшествовавшими аналогичными актами, это  Постановление беспрецедентное и необоснованно либеральное», считает юрист.

По мнению Гезердава,  депутаты допустили слишком широкую интерпретацию своего конституционного полномочия по объявлению амнистии и реализовали его без достаточных правовых оснований и учета иных конституционно значимых целей и интересов, а также вопреки существующим требованиям уголовного законодательства.

Юрист выделил ряд основных  недостатков и рисков, связанных с  реализацией  Постановлении об амнистии. В их числе:  

Во-первых, Постановление не содержит перечня преступлений, при совершении которых амнистия не применяется вообще по отношению ни к одной из категорий лиц. В этом вопросе данная амнистия существенно отличается от амнистии, объявленной в 2018 году, в которой предусматривалось, что при совершении убийства, похищения человека, изнасилования, бандитизма, терроризма, посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля и других особо тяжких преступлений амнистия не предусматривается ни в какой форме.

В-вторых, принципам и задачам уголовного законодательства соответствовало бы, чтобы лица, ранее осужденные за умышленные преступления и вновь осужденные за умышленные преступления — так называемые рецидивисты, были исключены из перечня лиц, к которым применяется амнистия. Хотелось бы отметить, что такое ограничение также было предусмотрено в амнистии, объявленной в 2018 году, но в тексте нынешней амнистии оно отсутствует.

В-третьих, Постановление произвольно (избирательно), т.е. без учета степени тяжести преступлений, определяет перечень видов преступлений, за совершение которых амнистия не предусматривается. В статью 8 Постановления включены отдельные виды преступлений небольшой и средней тяжести, однако в нее необоснованно не включены ряд составов особо тяжких преступлений (в частности, ч. 4 ст. 186, ч. 2, 3 ст. 221, ч. 2 ст. 228 УК РА). На практике это приведет к тому, что в отношении лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести, не будет применена амнистия, а в отношении лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, будет использовано это основание освобождения от уголовной ответственности и наказания. Такое определение перечня исключений противоречит принципам справедливости, соразмерности и равенства граждан перед законом, закрепленным в Конституции РА (ст. 35) и уголовном законодательстве (ст. 4, 6 УК РА).

В-четвертых, депутаты произвольно формулируют круг лиц, подлежащих помилованию. В частности, в качестве такового называются резервисты – участники операции по освобождению Кодорского ущелья в 2008 году. Поскольку отсутствует какая-либо нормативная основа, предполагающая учет данной категории резервистов Вооруженных Сил РА, обоснованность выделения такой категории амнистированных лиц вызывает серьезные сомнения. Данной категории лиц не было в Постановлении об амнистии, объявленной Парламентом РА в 2018 году.

В-пятых, Постановление предусматривает амнистию в виде сокращения наполовину неотбытой части наказания, в частности, для больных онкологическими заболеваниями 4-й клинической группы, туберкулезом и рядом других заболеваний. Однако уголовное законодательство и без этого предусматривает возможность полного освобождения лица от отбывания наказания при наличии подобных заболеваний. То есть лица, болеющие этими заболеваниями, имеют право не на сокращение неотбытой части наказания наполовину, а на полное освобождение от отбывания наказания.

В-шестых, Парламент РА, упоминая в преамбуле принцип гуманизма как основание акта амнистии использует его в трактовке, несоответствующей уголовному законодательству. Согласно ст. 7 Уголовного кодекса РА, принцип гуманизма предполагает обеспечение безопасности человека, а также применение наказания и других мер уголовно-правового характера, которые не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.В условиях неблагополучной криминогенной обстановки в Абхазии цели широкой амнистия будут противоречить принципу гуманизма в части обеспечения безопасности личности от преступных посягательств. Следует также учитывать, что принцип гуманизма в равной степени распространяется на потерпевших от преступлений, поэтому необоснованное применение амнистии будет являться нарушением принципа гуманизма в отношении потерпевших. Освобождая одних лиц от уголовной ответственности и наказания, Парламент РА должен обеспечивать баланс интересов, чтобы права других лиц, нарушенные преступными деяниями, не были снова поставлены под угрозу нарушения.

В-седьмых, амнистия также должна исходить из принципа справедливости, когда наказание за совершение преступления соответствует характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В-восьмых, отсутствие четкой регламентации процедуры амнистии не исключает, что в будущем Парламент РА также может допустить такие же искажения целей и задач амнистии. Такая вероятность прекращения уголовной ответственности и наказания может подстегнуть криминальную активность, убедить преступные сообщества в их безнаказанности и дезорганизовать деятельность правоохранительной системы РА по борьбе с преступностью.

В связи с этим следует предложить органам государственной власти обратиться в порядке ст. 82 Кодекса конституционной юрисдикции РА с запросом о проверке конституционности Постановления Народного Собрания – Парламента РА от 24 сентября 2020 г. № 5017-с-VI««Об объявлении амнистии в ознаменование 27-й годовщины Дня Победы и Независимости Республики Абхазия – 30 сентября 2020 года».

Лиана Кварчелия, Центр гуманитарных программ.

chp-apsny.org/events-and-opinions/dlya-kogo-amnistiya/

 

Сухум. 28 сентября 2020. Апсныпресс. 24 сентября  19 голосами за депутаты парламента приняли  постановления „Об объявлении амнистии в ознаменование 27-ой годовщины Дня Победы и независимости Республики Абхазия — 30 сентября 2020 года“ и „О порядке применения постановления Парламента “Об объявлении амнистии в ознаменование 27-ой годовщины Дня Победы и Независимости Республики Абхазия — 30 сентября 2020 года».

Это решение народных избранников вызвало неоднозначную реакцию в обществе.

Свое мнение по поводу  возможных рисков при  применении амнистии высказало министерство внутренних дел  https://mvdra.org/publications/11254/

Возражения были у генпрокурора Адгура Агрба и представителя Президента в Парламенте Саиды Бутба.

Своими соображениями по поводу  решения об амнистии высказался юрист Саид Гезердава:

«Текст Постановления довольно непрост для восприятия неспециалистами, в нем очень много ссылок на конкретные статьи Уголовного кодекса РА и предусмотрено несколько форм амнистии и особенностей ее применения. По сравнению со всеми предшествовавшими аналогичными актами, это  Постановление беспрецедентное и необоснованно либеральное», считает юрист.

По мнению Гезердава,  депутаты допустили слишком широкую интерпретацию своего конституционного полномочия по объявлению амнистии и реализовали его без достаточных правовых оснований и учета иных конституционно значимых целей и интересов, а также вопреки существующим требованиям уголовного законодательства.

Юрист выделил ряд основных  недостатков и рисков, связанных с  реализацией  Постановлении об амнистии. В их числе:  

Во-первых, Постановление не содержит перечня преступлений, при совершении которых амнистия не применяется вообще по отношению ни к одной из категорий лиц. В этом вопросе данная амнистия существенно отличается от амнистии, объявленной в 2018 году, в которой предусматривалось, что при совершении убийства, похищения человека, изнасилования, бандитизма, терроризма, посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля и других особо тяжких преступлений амнистия не предусматривается ни в какой форме.

В-вторых, принципам и задачам уголовного законодательства соответствовало бы, чтобы лица, ранее осужденные за умышленные преступления и вновь осужденные за умышленные преступления — так называемые рецидивисты, были исключены из перечня лиц, к которым применяется амнистия. Хотелось бы отметить, что такое ограничение также было предусмотрено в амнистии, объявленной в 2018 году, но в тексте нынешней амнистии оно отсутствует.

В-третьих, Постановление произвольно (избирательно), т.е. без учета степени тяжести преступлений, определяет перечень видов преступлений, за совершение которых амнистия не предусматривается. В статью 8 Постановления включены отдельные виды преступлений небольшой и средней тяжести, однако в нее необоснованно не включены ряд составов особо тяжких преступлений (в частности, ч. 4 ст. 186, ч. 2, 3 ст. 221, ч. 2 ст. 228 УК РА). На практике это приведет к тому, что в отношении лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести, не будет применена амнистия, а в отношении лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, будет использовано это основание освобождения от уголовной ответственности и наказания. Такое определение перечня исключений противоречит принципам справедливости, соразмерности и равенства граждан перед законом, закрепленным в Конституции РА (ст. 35) и уголовном законодательстве (ст. 4, 6 УК РА).

В-четвертых, депутаты произвольно формулируют круг лиц, подлежащих помилованию. В частности, в качестве такового называются резервисты – участники операции по освобождению Кодорского ущелья в 2008 году. Поскольку отсутствует какая-либо нормативная основа, предполагающая учет данной категории резервистов Вооруженных Сил РА, обоснованность выделения такой категории амнистированных лиц вызывает серьезные сомнения. Данной категории лиц не было в Постановлении об амнистии, объявленной Парламентом РА в 2018 году.

В-пятых, Постановление предусматривает амнистию в виде сокращения наполовину неотбытой части наказания, в частности, для больных онкологическими заболеваниями 4-й клинической группы, туберкулезом и рядом других заболеваний. Однако уголовное законодательство и без этого предусматривает возможность полного освобождения лица от отбывания наказания при наличии подобных заболеваний. То есть лица, болеющие этими заболеваниями, имеют право не на сокращение неотбытой части наказания наполовину, а на полное освобождение от отбывания наказания.

В-шестых, Парламент РА, упоминая в преамбуле принцип гуманизма как основание акта амнистии использует его в трактовке, несоответствующей уголовному законодательству. Согласно ст. 7 Уголовного кодекса РА, принцип гуманизма предполагает обеспечение безопасности человека, а также применение наказания и других мер уголовно-правового характера, которые не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.В условиях неблагополучной криминогенной обстановки в Абхазии цели широкой амнистия будут противоречить принципу гуманизма в части обеспечения безопасности личности от преступных посягательств. Следует также учитывать, что принцип гуманизма в равной степени распространяется на потерпевших от преступлений, поэтому необоснованное применение амнистии будет являться нарушением принципа гуманизма в отношении потерпевших. Освобождая одних лиц от уголовной ответственности и наказания, Парламент РА должен обеспечивать баланс интересов, чтобы права других лиц, нарушенные преступными деяниями, не были снова поставлены под угрозу нарушения.

В-седьмых, амнистия также должна исходить из принципа справедливости, когда наказание за совершение преступления соответствует характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В-восьмых, отсутствие четкой регламентации процедуры амнистии не исключает, что в будущем Парламент РА также может допустить такие же искажения целей и задач амнистии. Такая вероятность прекращения уголовной ответственности и наказания может подстегнуть криминальную активность, убедить преступные сообщества в их безнаказанности и дезорганизовать деятельность правоохранительной системы РА по борьбе с преступностью.

В связи с этим следует предложить органам государственной власти обратиться в порядке ст. 82 Кодекса конституционной юрисдикции РА с запросом о проверке конституционности Постановления Народного Собрания – Парламента РА от 24 сентября 2020 г. № 5017-с-VI««Об объявлении амнистии в ознаменование 27-й годовщины Дня Победы и Независимости Республики Абхазия – 30 сентября 2020 года».

Лиана Кварчелия, Центр гуманитарных программ.

chp-apsny.org/events-and-opinions/dlya-kogo-amnistiya/

 

Источник:
-
12:32
248
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!