Гелани Хабибулаев: «Абхазия для меня – это вторая Родина»

Гелани Хабибулаев: «Абхазия для меня – это вторая Родина»

Сухум. 15 августа 2020. Апсныпресс. Лана Цвижба.  15 августа в Абхазии отмечают День Добровольца. 28 лет назад, 15 августа 1992 года,  первая группа добровольцев прибыла в Абхазию во главе с председателем  комитета самообороны Конфедерации Горских Народов Кавказа Султаном  Сосналиевым, который вскоре стал начальником штаба обороны. 

Председатель региональной общественной организации «Союз Абхазских добровольцев Чеченской Республики», ветеран Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг, кавалер ордена Леона Гелани Хабибулаев рассказал Апсныпресс, почему решил стать добровольцем и встать на защиту братского народа.   

В 1992 году Гелани Хабибулаев демобилизовался из армии. Перед ним стоял вопрос продолжения учебы в Чеченском государственном университете, которую он прервал в связи с призывом на военную службу. В сентябре он планировал пойти на второй курс.

«Я по телевизору увидел выступление Владислава Григорьевича Ардзинба, который сообщил о том, что  в Абхазию вошли грузинские войска с тяжелой техникой. Наша республика входила в состав Конфедерации горских народов Кавказа, и у нас  были определенные договоренности, что в случае каких-то трудностей мы будем оказывать помощь друг другу.  Недолго думая, я решил, что мне надо встать на защиту братского  малочисленного народа Абхазии.  Узнал, где в Грозном находится призывной пункт, там собирались добровольцы. Поехал, записался, принял оружие. Мне было 20 лет. Я никому не сказал, что ухожу на войну, не смог решиться сообщить матери. Таким образом, уже через два дня — 18 августа наша группа была в воюющей Абхазии», — рассказал он.  

Гелани отметил, что идти на войну ему было не страшно, так как на службе  в Советской армии, солдат готовили к боевым действиям.

«В нашей группе были такие люди, как заместитель председателя Конфедерации горских народов Кавказа Иса Арсемиков, известные полевые командиры: Хамзат Ханкаров, Умалт Дашаев, Турпал-Али Атгериев, Алхазур Сулейменов и многие  другие. С Грозного до Карачаево-Черкессии мы ехали на автобусах. Российские власти создавали нам немало преград. В Беслане нас остановили и не хотели пускать, потом под Пятигорском окружили и сказали, что с оружием по РФ проезд недопустим. Тем не менее, путем переговоров нам удалось выдвинуться дальше. Через перевал, мы на спинах несли 8 тонн оружия.  В первый день, когда мы прибыли в Абхазию, нас расселили в пансионате «Гудаута». Хотели нам дать отдых два или три дня, но мы настояли на том, что можем вступить в бой. И на второй день наша группа выдвинулась в сторону Эшеры, на линию фронта во главе с командиром батальона Хамзатом Ханкаровым», — поделился воспоминаниями Гелани Хабибулаев.

Гелани подчеркнул, что ситуация в Абхазии была очень тяжелая: «На лицах людей отражалась вся боль и трагедия того, что на маленькую страну и народ напала такая армада. Это одновременно боль, тревога и обида. Видя такую несправедливость, мы были полны решимости.  В сознании не было ничего, кроме Победы».

Он рассказал о боевых действиях: «Был такой момент, когда в ходе разведки мы непосредственно столкнулись  с  часовыми отряда войск Госсовета Грузии. Мы одновременно друг на друга навели оружие, но нам удалось быстрее разрядить свои обоймы и захватить их, хоть и неживыми. Это было наше первое трофейное оружие. Мы передали его  ребятам, которым не хватало автоматов.

Спустя какое-то время, уже 1 сентября, в Нижней Эшере мы участвовали в отражении танкового прорыва под кодовым названием «Танковый прорыв». К сожалению, мы понесли потери, но не дали пройти этой железной армаде, которая хотела двинуться в сторону Верхней Эшеры.

Также, мы занимали позиции в Бзыби, участвовали в  освобождении города Гагра, в Январской операции, которая мне запомнилась. Было очень много снега, даже старожилы говорили, что не видели в Абхазии такого количества снега. Нам пришлось переправляться через ледяную воду Гумисты.  Враг нанес очень сильный   удар, было много потерь».

Гелани Хабибулаев также рассказал историю, хорошо запомнившуюся ему: «Мы с ребятами стояли у штаба КГНК  в Гудауте, к нам подошел депутат Верховного совета Абхазии Константин Озган. Он посмотрел на мою обувь и говорит: «Что это такое?» Я ответил, что это нормальная обувь, она была порвана впереди. Он спросил, кто я и откуда. Когда узнал, что доброволец из Чечни, Константин Константинович подозвал одного абхаза и очень жестко на абхазском языке его выругал. Вечером нам принесли мешок обуви».

По словам Гелани, освободив Абхазию от агрессора, все добровольцы ликовали вместе с абхазами.

«При этом мы испытывали и щемящее чувство  грусти, потому что не все наши друзья и соратники дожили до этого светлого Дня Победы», — отметил он. 

Гелани Хабибулаев особо подчеркнул, что Абхазия для него — вторая Родина. «Я пытаюсь изучить абхазский язык, слушаю абхазскую музыку, люблю Абхазский театр. Все, что связано с культурой, бытом Абхазии для меня очень дорого».

Подытоживая беседу, Хабибулаев сказал: «Абхазия многое пережила. Абхазы — это народ победитель. Большое спасибо правительству и народу за то, что нас не забывают».

 

Источник:
-
17:06
50
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!