Семен Агрба и Аршак Кансузян – судьбы пропавших без вести установлены, спустя 75 лет

Семен Агрба и Аршак Кансузян – судьбы пропавших без вести установлены, спустя 75 лет

Работу по розыску узников немецкого фашизма ведет Международный военно-патриотический проект «Возвращение имени».

Сухум. 22 июня. Апсныпресс. Лана Цвижба. Как говорится, война не окончена, пока не найден последний солдат. Из 55 тысяч солдат из Абхазии, ушедших на Великую Отечественную войну, 8 тысяч пропали без вести. Но благодаря военно-патриотическому проекту «Возвращение имени» удалось установить уже более 400 имён жителей нашей республики, ставших узниками концлагерей нацистов, таких как Собибор, Майданек, Освенцим, Бухенвальд, Маутхаузен и многих других в Германии, Польше, во Франции, в России. Автор проекта — Григорий Скворцов и дочь одного из бойцов, пропавшего без вести, София Кансузян рассказали Апсныпресс истории воинов войны, которые удалось восстановить участникам военно-патриотического движения.



Григорий Скворцов – о судьбе учителя географии из села Куланырхуа:

«Когда удается разыскать и восстановить факты о судьбе пропавшего без вести воина Великой Отечественной, а потом сообщить их родным, мы называем это «возвращением в семью». И один из таких возвращенных – Семен Агрба, который вместе со своим другом, учителем математики Мканом Отырба был призван в Красную Армию из Абхазии в 1939 году.

Войну друзья встретили в одной их частей на Украине. В своих письмах они писали, как каждый день громят врага. Но затем письма просто перестали приходить, о судьбе бойцов ничего не было известно. Но однажды в дом, где жили родители Семёна, приехала русская женщина с маленькой девочкой. Она протянула листок, на котором была запись, сделанная собственной рукой их сына.

Письмо было написано в 1942 году. Семен Агрба попросил родных принять его жену по имени Галина и ребенка, как родных, даже если он не вернётся с войны. Тогда родители и узнали, что Галина, которая жила в одной из деревень Черновицкой области Украины, нашла после боя их тяжелораненого сына и спасла от смерти, ухаживая до самого выздоровления. Молодые люди полюбили друг друга, после чего и появилось это письмо. Так и жила Галина многие годы в селе Куланырхуа, работала в той же самой школе учителем, где до войны трудился Семён, вместе с родителями растила его дочку. И все вместе они не переставали ждать своего любимого мужа, сына и отца.

Трагичная, но такая нужная его родным весть, благодаря проекту «Возвращение имени», пришла в эту семью, спустя почти 75 лет, из Австрии. Семён Агрба оказался узником концлагеря немецких фашистов Маутхаузен и не дожил до дня своего освобождения несколько дней, погиб в апреле 1945 года. На поминки Семёна собрались все его родственники. Нет уже в живых ни его жены, ни дочери. Но память об этом человеке была и останется живой, в этом заверили меня его родные на прощание».

София Кансузян, 87-летняя дочь Аршака Кансузяна – о судьбе своего отца:

«В декабре 1941 года Аршак получил повестку и ушел на войну, оставив свою жену и 5 дочерей. Из Кутаиси его сразу отправили в Новороссийск, а он тогда даже оружие не умел держать в руках. И в первом письме отец написал, что, сидя в окопе, мог думать только о своих детях.



После ранения его поместили в госпиталь в Армавир, а когда оправился, то вновь направили в сторону Анапы. Потом мы перестали получать от отца письма. Как оказалось, он попал в плен.

Мы услышали эту весть от нашего родственника, который тоже побывал в немецком плену, но вернулся после освобождения. Тот рассказал, что однажды, когда их вели на работу, он вдруг увидел моего отца – исхудавшего, больного на вид. «Не Аршак ли ты?» — спросил наш родственник. И человек ответил: «Да, я Аршак». Отец ему сказал, что больше так жить не может и хочет сбежать из плена.

После того, как отец попал в плен, маму стали вызывать в НКВД и допрашивать, это было уже в 1942 году. Пять раз ее вызывали, а в последний сказали, что она без разрешения не может никуда выезжать. Эти годы были очень страшными – мы боялись всего, соседа, близких. Поэтому не сохранили даже письма отца.

Когда отца увезли на фронт, маме было 29 лет, и она осталась с маленькими детьми, самой старшей дочери было 10 лет. В местности, где мы жили, солдаты Красной Армии охраняли высоту, на ней стояли три зенитки. И пятеро солдат жили в нашем доме. Мама сажала огород, вела хозяйство и кормила не только нас, но и солдат.

Так мама и умерла, ничего не зная о нашем отце. Последней ее просьбой было – поместить на надгробии обе фотографии, жены и мужа. Так мы и сделали.

Участники проекта «Возвращение имени» установили судьбу отца: Аршак Кансузян оказался в плену после поражения Красной Армии в июне 1942 года на Юго-западном фронте. И был помещён в концлагерь Шталаг IV B, в Саксонии, в Мюльберге. Это один из крупнейших и страшных концлагерей для советских военнопленных, в котором находились 30 000 узников. Останки Аршака Кансузяна покоятся в братской могиле на кладбище военнопленных, в городе Нойбурксдорфе (Бад-Либенверда), ныне провинция Бранденбург, Германия».


Григорий Скворцов об Аршаке Кансузяне: «Он, так же, как и многие красноармейцы, оказался в плену во время летней кампании 1942 года. Причина умолчания заключается в том, что Красная Армия тогда проиграла практически все сражения с Вермахтом. Пытаясь переломить ход войны своими контрнаступлениями, РККА потеряла свыше 5 миллионов бойцов, огромное количество боевой техники и отступила до Волги и Кавказских гор».


Источник:
-
12:32
114
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!