Пакистанский политзаключенный влияет на выборы с помощью искусственного интеллекта

Пакистанский политзаключенный влияет на выборы с помощью искусственного интеллекта
Бывший премьер Пакистана Имран Хан участвует в предвыборной кампании виртуально – при поддержке жены. Фото Reuters

В Пакистане лидеров казнили, свергали, сажали. Но экс-премьер Имран Хан перед выборами 8 февраля ухитряется мобилизовать своих сторонников на улицах и виртуально. Женщины-активистки ходят по квартирам и домам, рассказывая, как их идола несправедливо обвинили и отправили в тюрьму. А айтишники из-за границы, используя WhatsApp и другие инструменты, учат избирателей находить среди кандидатов других партий выдвиженцев от «Техрик-и-Инсаф» (Движение за справедливость, PTI) бывшего главы правительства. Тем не менее генералы воспрепятствуют возвращению к власти неблагонадежного политика.

К Пакистану, обладателю ядерного оружия с населением 240 млн человек, перед голосованием приковано внимание всех крупных держав даже за пределами Южной Азии. К тому же участие в борьбе за голоса политика, сидящего в тюрьме, может создать прецедент для кого-то еще. Впрочем, Пакистан – мусульманская страна, и агентство Reuters, опросившее ряд поклонниц Имрана Хана, в прошлом звезды крикета, передало, что накидки во время агитации помогают им скрывать лица от соглядатаев. Кроме того, от женщин – нежданных посетителей не ждут какого-либо насилия.

PTI применяет две стратегии в предвыборной борьбе. Многие ее реальные сторонники – это учительницы. Вторая – это искусственный интеллект. Партия показывает, как Хан обращается из тюрьмы к публике, призывая участвовать в голосовании, как обсуждает проблемы с юристами. Ему удалось организовать митинги онлайн и в социальных сетях. Иногда, как сообщил YouTube, за ними следили сотни тысяч людей.

Суд запретил Хану занимать политический пост. Но личная популярность бывшего спортсмена и новые технологии позволили ему присутствовать в заголовках ТВ и газет. Хана приговорили 30 января к 10 годам за нарушение государственной тайны. Затем ему дали 14 лет за незаконную продажу подарков государству. А в минувшую субботу дали семь лет за незаконную женитьбу. Он отвергает все обвинения и собирается подать апелляцию.

Хан, которому 71 год, победил на парламентских выборах в 2018-м. Но был отстранен от власти в 2022 году военными. Армия отрицает это обвинение. Политические конкуренты утверждают, что, когда Имран находился у власти, он тоже преследовал медиа и своих оппонентов путем использования того же антикоррупционного трибунала, который вынес ему приговор на минувшей неделе. Надежных опросов публики нет, но эксперт из Института Brookings (США) говорит, что у Хана есть сильная поддержка, особенно среди молодежи.

Все же ограничения, вероятно, затруднят для PTI конкурировать с партией «Пакистанская мусульманская лига» (PML-N), которую возглавляет бывший премьер Наваз Шариф. Как сообщает АР, за 266 мест в нижней палате парламента (70 зарезервировано за женщинами и меньшинствами) борются 44 политические партии. Среди главных претендентов – Наваз Шариф, его младший брат Шахбаз Шариф, тоже бывший премьер, и Билавал Бхутто-Зардари, сын убитой Беназир Бхутто и внук первого избранного премьера Зульфикара Али Бхутто, которого свергли и казнили военные.

Как пишет The New York Times, армии удавалось неоднократно подкосить выборы. И вот этот цикл повторяется. Голосование на этой неделе станет одним из самых сомнительных в истории страны. Ведь кандидатам от партии Хана приходится скрываться, чтобы не попасть под арест. Такая участь постигла Аамира Мугала, кандидата от PTI. Власти уже арестовали двух его сыновей и завели против него дело по поводу антивоенных протестов.

«Эти выборы не будут иметь никакой легитимности. А если избранное правительство не имеет легитимности, нельзя ожидать политической или экономической стабильности», – утверждает Зайгам Хан, политолог в Исламабаде.

В беседе с «НГ» Владимир Сотников, доцент Высшей школы экономики, отметил: «Партия Имрана Хана не запрещена, она участвует в предвыборной кампании. Участвовать запрещено самому Хану. Билавал Бхутто-Зардари, бывший министр иностранных дел, молодой политик по пакистанским стандартам. Ему 35 лет. Главный его козырь – сочувствие к его убитой матери и казненному военными деду. Большие шансы на успех у Наваза Шарифа, которого тоже смещали с поста премьера. Но его отношения с армией улучшились в последнее время. Делать прогнозы в Пакистане – неблагодарная вещь. Ведь не исключено, что президент отложит выборы и перенесет их на более поздний срок».

21:47
78
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Пользуясь сайтом apsny-line.ru, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.