Аристократичный, смелый и образованный: каким запомнили первого ректора АГУ Зураба Анчабадзе


Аристократичный, смелый и образованный: каким запомнили первого ректора АГУ Зураба Анчабадзе
22 апреля исполнилось бы 104 года советскому историку, доктору исторических наук, профессору, первому ректору Абхазского государственного университета Зурабу Вианоровичу Анчабадзе (1920 – 1984 гг.).  

Историческое право на независимость

Дата не юбилейная, однако, учитывая вклад ученого в развитие исторической науки Абхазии, эта формальность не имеет значения. Более того, если рассмотреть борьбу абхазского народа за независимость, то первые победы были достигнуты именно историками. Работы таких крупных специалистов, как Зураба Анчабадзе, Георгия Дзидзария и Шалвы Инал-Ипа научно обосновали право абхазов на создание, точнее воссоздание своего государства.  Было убедительно доказано, что эта многовековая мечта - не каприз, возникший в условиях кризиса и последующего распада СССР, а совершенно законное право.

В конце 80-х годов ХХ века следующее поколение историков в лице Владислава Ардзинба, Сергея Шамба, Юрия Воронова, используя научную базу старших коллег, активно подключилось к национально-освободительной борьбе. В 1988 году для отстаивания интересов абхазского народа было создан Народный форум  «Аидгылара». Эта организация сыграла важную роль в объединении общества и способствовала победе в Отечественной войне народа Абхазии 1992-93 годов.

Таким образом, знание биографии, основных трудов, научного стиля и человеческих качеств крупных ученых Абхазии – это живая история честной и принципиальной борьбы, благодаря которой у нас есть свое государство.

Абхазская Линия публикует воспоминания о Зурабе Анчабадзе некоторых его студентов, аспирантов и коллег по университету, которым посчастливилось при нем сделать первые шаги  в науке.

Все спикеры отметили научную принципиальность первого ректора при рассмотрении одного из главных вопросов – образования Абхазского царства. Ситуация для разработки этой темы была весьма сложная. У грузинских историков процветала ложная теория Павла Ингороквы о «пришлости абхазского народа на земли Абхазии». Чтобы успешно противостоять такой точке зрения, нужны были не только весомые аргументы, основанные на глубоком изучении источников, но и большая смелость. 

«Он был убежденным патриотом с огромным авторитетом»

Доктор педагогических наук, профессор, академик Академии наук Абхазии, заведующий кафедрой педагогики и методики начального образования АГУ Алексей Касландзия вспоминает, что сначала приход Зураба Анчабадзе в Сухумский педагогический институт был воспринят абхазской частью коллектива, без энтузиазма.

«Дело было в его фамилии — Анчабадзе, но совсем скоро мы поняли, что Зураб Вианорович был убежденным патриотом, поистине любящим свою нацию. Он сыграл исключительную роль в истории Абхазии. Он заботился  о кадрах, приглашал самых подготовленных преподавателей. Например, он привлёк Шалву Денисовича Инал-Ипа. Зураб Вианорович был очень трудолюбивым человеком. Он часто болел, но в его отсутствие вместо него работал его авторитет. Он читал лекции на высочайшем уровне», - рассказал Касландзия. 

Алексей Махазович отметил, что во многом обязан своим поступлением в докторантуру именно ему.

«Зураб Вианорович пригласил меня к себе в кабинет и спросил, не хочу ли я в докторантуру? Я ответил, что хочу, но понимаю, что осуществить это будет трудно. Он, как ректор, пообещал помочь мне. Через Министерство высшего образования СССР мне выделили место в Институте национальных школ СССР. В каждый мой приезд он интересовался учебой и даже звонил моему научному руководителю с вопросом:

«Как наш абхаз ведёт себя?»

Мой руководитель был доволен мною, и его радовала такая забота ректора о кадрах. К великому сожалению, до защиты моей докторской диссертации он не дожил», - вспоминает Касландзия.

Он подчеркнул, что лекции Зураба Вианоровича посещала практически вся абхазская интеллигенция. Многие до сих пор помнят его высочайший профессионализм.

«Он никогда не носил с собой конспектов, обладал блестящей памятью и был великолепным оратором. Его речь поражала всех, кто слушал его выступления. Он часто бывал на мероприятиях высокого ранга, где мало кому удавалось побывать. В лице Зураба Вианоровича Анчабадзе мы потеряли великого абхазского учёного-историка, которого опасались многие историки Грузии», - подчеркнул он.

«Он во многом определил сферу моих научных интересов»

Кандидат исторических наук, археолог, декан исторического факультета АГУ  Алик Габелия отметил, что с именем Зураба Анчабадзе связано образование Абхазского государственного университета.

«Зураб Вианорович - видный историк, который ушел слишком рано, ему было всего 64 года. К его юбилеям на историческом факультете мы всегда относимся с большим вниманием, готовим конференции, издаём материалы. В 2020 году, в столетие со дня его рождения, мы планировали большую конференцию, но в связи с пандемией нам не удалось её провести. Однако выполненные к ней труды были изданы», - сказал он.

После окончания Сухумского педагогического института в 1979 году Габелия был принят на работу в лабораторию исторического абхазоведения, созданную по инициативе Анчабадзе. Это был прототип кафедры, на основе которой позже была создана Кафедра истории и археологии Абхазии и Грузии.

«Я работал в качестве лаборанта по археологии, и именно Зураб Вианорович сопутствовал мне в этом. Я пробыл там до образования кафедры, принимал участие в археологических экспедициях, организованных по его настоянию. В 1980 по его рекомендации я был направлен в аспирантуру в Институт археологии Академии Наук СССР. В годы моего обучения там Зураба Вианоровича не стало. После аспирантуры я начал работать на кафедре истории, археологии и этнологии Абхазии. Таким образом, он во многом определил мою будущую научную деятельность. Именно он предложил мне рассмотреть тему, которой я сейчас занимаюсь,  — археологию эпохи поздней бронзы и раннего железа. Позже я защитил диссертацию  по этой эпохе на тему «Поселения колхидской культуры по материалам Абхазии», -  добавил он.

Габелия рассказал, что ректор АГУ был научным руководителем многочисленных аспирантов, как из Абхазии, так и Северного Кавказа. Он внёс значительный вклад не только в историческую науку Абхазии, но и в воспитание нынешнего поколения историков.

«Многие прошли через его школу. Хоть он и не был моим научным руководителем, но я всё равно считаю себя его учеником», - подчеркнул Алик Николаевич.

Габелия добавил, что Анчабадзе внёс большой вклад во все отрасли истории Абхазии, но особенно   – в период средневековья.

«Его докторская диссертация, на основе которой издана монография  «Из истории средневековой Абхазии», была посвящена раннему средневековью, она была защищена в 1960 году. Надо понимать, что это были тяжёлые годы для исторической науки Абхазии, так как процветала ложная теория Павла Ингороквы о «пришлости абхазского народа на земли Абхазии», - сказал он.

По словам Габелия, Зураб Анчабадзе был одним из тех, кто противостоял этой теории. Он, как и Хухут Соломонович Бгажба, выступил против неё. Зураб Вианорович внёс большой вклад в изучение истории Абхазского царства, выступая против грузинских учёных, отрицавших автохтонность абхазов и само существование царства.

«Он был непримиримым борцом за историю Абхазии», - подчеркнул декан.

Габелия отметил, что наукой занимается и сын первого ректора — Георгий Зурабович Анчабадзе, известный историк, профессор АГУ. Ещё до начала Отечественной войны народа Абхазии он был приглашён для чтения лекций, которые проходят с небольшим перерывом и сегодня.

«Он живёт в Тбилиси, дважды в год приезжает к нам. В мае мы вновь ожидаем его приезд для чтения лекций по двум дисциплинам: историческая география и история Кавказской войны.

«Зураба Анчабадзе ценили даже оппоненты»

Доцент, кандидат философских наук Мзия Квициния  была лично знакома с первым ректором АГУ.

«Он произвел на меня очень глубокое впечатление, в первую очередь, как человек: аристократичный, интеллигентный, всесторонне развитый и образованный. Очень чуткий, он, будучи ректором, вникал во все проблемы и даже решал некоторые личные вопросы», - поделилась Квициния.

Ее первое воспоминание  о Зурабе Вианоровиче связано с выступлением ректора в том здании, где сегодня располагается Сухумский открытый институт. При огромном стечении людей в большой аудитории на втором этаже он вёл убедительную полемику о вопросе, связанном с образованием Абхазского царства.

«Меня удивило, как скрупулёзно он анализировал первоисточник, это была «Летопись Картли», и как неоспорим он был в своих доводах. Это впечатление со мной по сей день, и иногда на лекциях по истории я привожу это как  пример того, как надо работать с первоисточниками, как нужно понимать подтекст и значение простых, на первый взгляд, слов. Это была глыба. Зураба Вианоровича ценили даже оппоненты, побаивались, но ценили. Он великолепно владел иностранными языками, я как-то случайно стала свидетелем того, как он блистательно излагал свои мысли на французском языке», - сказала она и добавила, что хорошо помнит похороны ученого и огромное количество людей, пришедших проститься с ним.

По мнению Квициния,  книги Анчабадзе, безусловно, стали основополагающими трудами в истории Абхазии.

«У меня есть статья: «Вопросы истории и религии в трудах З. Анчабадзе», поскольку он очень подробно рассматривает религиозность с древнейших времён до позднего средневековья. Он один из основателей школы истории Абхазии, наряду с Георгием Дзидзария и Шавой Инал-Ипа. Это – триада великих людей, заложивших основы истории Абхазии, без которых её бы не было. В этом, на мой взгляд, величие Зураба Вианоровича Анчабадзе», - подчеркнула она.

Борьба за историческую справедливость

Доктор философских наук, профессор АГУ, заведующий кафедрой философии и культурологии АГУ Иван Тарба рассказал, что Зураб Анчабадзе, несмотря на то, что ему всегда пытались помешать номенклатура и  позиция грузинских властей, отстаивал свою позицию  относительно Абхазского царства.

«Тогда это было очень опасно. На одной из его публичных лекций известный учёный Георгий  Амичба, спросил: «Зураб Вианорович, почему границы Абхазского царства вы довели только лишь до реки Галидзги? Разве оно не простиралось дальше?»

На что Зураб Вианорович ответил: «Я довёл его до Галидзги, а дальше ведите вы».

Краткая биографическая справка

Зураб Анчабадзе родился 22 апреля 1921 года в г. Гагра в семье абхазского врача. Происходил из древнего княжеского рода Ачба-Анчабадзе. Бабушка и мать были мегрельскими дворянками. В доме говорили как на грузинском, так и на абхазском языках.

В 1938 году окончил среднюю школу в Сухуме.

В 1941 году Зураб Анчабадзе с отличием окончил Сухумский педагогический институт, затем аспирантуру Института истории им. И. Джавахишвили.

В 1948 году защитил кандидатскую (в Тбилиси), а в 1960 году — докторскую диссертацию (в Москве). В 1963 годуему было  присвоено звание профессора.

В 1980 году избран членом-корреспондентом Академии наук Грузинской ССР. Депутат Совета Национальностей Верховного Совета СССР IX созыва (1974—1979) от Сухумского городского избирательного округа № 185 Абхазской АССР, член Комиссии по иностранным делам Совета Национальностей.

Неоднократно отстаивал свою научную позицию в полемике с фальсификаторами исторического прошлого абхазского народа. Так, например, им была научно опровергнута «теория» Павла Ингороква о позднейшей миграции абхазов на территорию современной Абхазии.

В 1973 году возглавил Сухумский педагогический институт, а в 1979 году  стал первым ректором  Абхазского  государственного  университета. При нем  была  создана кафедра  грузинской и абхазской истории, он сам ее  возглавлял. Под его руководством были защищены 20 кандидатских и 6 докторских диссертаций.

 

 

Источник:
09:48
75
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Пользуясь сайтом apsny-line.ru, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.